Добавить в избранное Карта сайта
 
Главная / Психология творчества / Психология искусства / Миф о Нарциссе в искусстве эпохи Возрождения и Барокко


Психология искусства

Миф о Нарциссе в искусстве эпохи Возрождения и Барокко

Елена Островская

Как это ни странно, но обращение к сюжету мифа о Нарциссе в эпоху Возрождения в изобразительном искусстве весьма незначительно. Возможно, это связано с тем, что этот миф не относится к числу самых распространенных в древнегреческой мифологии и потому не вызывает особого интереса среди художников. Одна из работ искусства эпохи Возрождения, затрагивающая тему мифа о Нарциссе, принадлежит Леонардо да Винчи. По интерпретации этого мифа его работа очень напоминает работы художников античности. Большую часть работы занимает портретное изображение привлекательного юноши, склоненного над водоемом, однако это уже не охотник в диком лесу, а знатный горожанин в богатой одежде, а ручей заменен фонтаном. Существенное отличие в том, что зритель уже не видит взгляда героя, который обращен к своему отражению, однако отражения лица, а значит и взгляда, не видно. Интересно также, что древесный массив на заднем плане по своим очертаниям отдаленно напоминает человеческую фигуру, показанную в профиль, которая будто дублирует Нарцисса. Возможно, это неосознанный намек на присутствие нимфы Эхо, а возможно, указание на то, что Нарцисс, превратившись в цветок, отождествляется с миром природы, покидая человеческий мир социальных взаимоотношений.

Любопытно, что голову Нарцисса венчает венок из зеленых листьев. Сложно сказать, какое это растение, но известно, что в древнегреческой культуре  использовали венки из листьев лавра, оливкового дерева и сельдерея. Лавр обозначал победу и мир и был посвящен Дионису и Аполлону. Существует миф, где рассказывается, как Аполлон преследовал нимфу Дафну, принявшую обет целомудрия. Дафна взмолилась о помощи, и тогда боги превратили ее в дерево лавр, которое тщетно и безутешно обнимал Аполлон. С тех пор лавр принято считать священным растением Аполлона.

Можно говорить о том, что венок призван подчеркнуть привлекательность Нарцисса и превосходство над другими людьми.

Еще одна работа искусства эпохи Возрождения, отображающая миф о Нарциссе, принадлежит Бенвенуто Челлини, который был родом из Флоренции. Современники ценили Челлини как ремесленника, а насчет его художественного дарования мнения были противоречивы; однако, несмотря на это, именно он должен был представлять скульпторов на торжественной церемонии погребения Микеланджело. Кроме того, его считали  непревзойденным мастером медальерного искусства, превосходящим даже древних, и величайшим ювелиром своего времени. Скульптурная работа Бенвенуто Челлини также очень близка по своей трактовке к восприятию образа Нарцисса в античности. Отражение как таковое лишь угадывается там, где заканчивается скульптура, туда же обращен взгляд Нарцисса.

Особенно интересным искусство становится в переходные эпохи - и не только как зеркало социума, но как сфера, в которой, параллельно с мистическими течениями, рождается и фиксируется новый духовный опыт. Именно таким, неустойчивым в своих мировоззренческих представлениях, периодом стал период эпохи  Барокко. Восприятие в этой противоречивой среде мифа о Нарциссе особенно интересно.

Миф о Нарциссе в искусстве Барокко нашел свое воплощение в работе итальянского живописца Караваджо. Имя Караваджо происходит от названия городка в Северной Италии, где художник родился в 1573 году. В отличие от многих своих современников, которые воспринимали лишь более или менее привычный набор эстетических ценностей, Караваджо сумел отказаться от традиций и создать свой собственный, индивидуальный стиль. Биографы Караваджо пишут, что он с презрением относился к великим мастерам прошлого, в том числе, к античному искусству. Особенно сильно критиковали Караваджо за несоблюдение канонов при обращении к религиозным сюжетам, где он, как и в остальных своих работах, подчеркивал реализм, приземленность человеческого бытия.

В работе Караваджо «Нарцисс» можно увидеть обычного юношу в простой одежде, склоненного к воде. Он явно не богат и не отличается изумительной красотой, но привлекает внимание своей человечностью, сходством с каждым из современников Караваджо.

Сюжет картины минимален: Нарцисс и его отражение. На полотне нет ничего лишнего, отвлекающего, никаких ярких красок и многослойного плана, только высветленные на черном фоне детали образа и его отражения. Примечательно, что работа почти симметрично поделена надвое границей между водой и сушей, и художник равное внимание уделил как изображению героя, так и изображению его отражения. Равнозначность реального и отраженного миров подчеркивает противоречивый характер эпохи, в которой жил и творил Караваджо, а значит, и противоречивый характер искусства Барокко.

Если рассматривать эту работу с точки зрения явленных в ней архетипов, то ключевыми представляются архетип Тени и архетип Анимы (вкупе с архетипом Матери). Архетип Тени в картине Караваджо  будто подсказывает, что противоречия в обществе эпохи барокко действительно существенны, но вполне могут быть поняты, и для этого вовсе не надо углубляться в исследование механизмов  коллективного бессознательного, достаточно осознать и принять хотя бы явные, поверхностные недостатки в жизни каждой отдельной личности. Но именно это, как правило, является очень сложным, а для кого-то просто невыполнимым.

Нарцисс Караваджо будто загипнотизирован собственным отражением, будто склоняется все ниже и ниже, приближая собственную гибель, и одна его рука уже воды касается, но другой он еще устойчиво опирается о берег, а значит остается надежда, что благоразумие возьмет верх и вернет человека в устойчивое положение на суше. Однако нет никаких явных указаний на то, что исход будет именно таким.

Караваджо оставляет вопрос открытым, и отвечать на него придется уже его потомкам.

В следующей статье мы рассмотрим, как миф о Нарциссе преломляется в искусстве классицизма и романтизма.

 

 

 

 

 
Поделись статьей с друзьями!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика