Добавить в избранное Карта сайта
 
Главная / Психология творчества / Психология искусства / Совмещение высокого и низкого в творчестве И. Бродского


Психология искусства

Совмещение высокого и низкого в творчестве И. Бродского

Елена Островская

И. БродскийХарактерной особенностью творчества И. Бродского является ниспровержение авторитетов, обращение к высоким образам в контексте «низкого» и даже унижающего быта. Сочетая в своих произведениях несовместимые понятия, используя одновременно высокохудожественный литературный язык и просторечные жаргонные выражения, в том числе, ненормативную лексику, Бродский показывает абсурдность социальной обстановки в которой он был вынужден существовать, столкновение интересов личности и системы, отвергающей все самобытное.

 

Колючей проволоки лира

маячит позади сортира.

Болото всасывает склон.

И часовой на фоне неба

вполне напоминает Феба.

Куда забрел ты, Аполлон!

Сравнение часового с Фебом, обращение в его лице к Аполлону, который символизирует порядок и указывает на соразмерность всего происходящего в мире, воспринимается как горькая ирония поэта, заключенного волей закона в КПЗ. «Колючей проволоки лира» - вот, что остается людям в мире, где правят такие порядки.

 

Ирония сквозит в каждом стихотворении Бродского, где описывается окружающая его действительность. Так, сопоставляя несоизмеримые, на первый взгляд, понятия – тюремную камеру и сад Гесперид, высокое и низкое, – автор будто устанавливает связь между реальностью, ограниченной четырьмя стенами, и миром безграничных возможностей воображения. Одинокий поэт на прогулке по грязному «ломтику пространства» в тюрьме и прекрасные нимфы, охраняющие путь к золотым яблокам вечной молодости, живущие в саду на краю мира. Упоминание мифического сада звучит не просто как насмешка в адрес тюремщиков, но и как ирония протеста, возможность показать подлинную свободу, неподконтрольную внешним обстоятельствам.

[…] каждый ломтик пространства велит

столь же тщательно выбрать маршрут,

как тропинку в саду Гесперид.

Тюремщик может запереть дверь и контролировать движения тела, угрожая физической расправой, но он не способен запретить мыслить и мечтать человеку, который реализует свою потребность в действии через создание художественных образов.

Не взирая на уже усвоенный опыт преследования и наказания тюрьмой и ссылкой, И. Бродский не перестает обращаться в своих стихах к политическим темам и просторечной лексике, снова и снова совмещает высокий и низкий стиль изложения.

Ниагара клокочет в пустом сортире.

Я себя ощущаю мишенью в тире,

вздрагиваю при малейшем стуке.

Я закрыл парадное на засов, но

ночь в меня целит рогами Овна,

словно Амур из лука, словно

Сталин в ХVII съезд из «тулки».

В этом отрывке очевидно указание на период сталинских репрессий, когда каждый ощущал себя «мишенью в тире», и как невозможно было спрятаться от стрелы Амура, так же бессмысленно было сопротивляться системе. Причем, не играло существенной роли, действительно ли имело место противоправное действие; достаточно было оказаться выбранным, и стрела всегда попадала в цель. Это Бродский испытал на собственном опыте, когда сначала был осужден (формально – за тунеядство) и отправлен в ссылку в Архангельскую область, а после и вовсе выслан из страны.

Примерно за два месяца до вынужденной эмиграции в Америку в 1972 году появляется стихотворение «Похороны Бобо», в котором поэт будто прощается с определенным периодом жизни, провожает юность и открывает новую страницу биографии, склоняясь над чистым листом.

Идет четверг. Я верю в пустоту.

В ней как в Аду, но более херово

И новый Дант склоняется к листу

и на пустое место ставит слово.

Примечательно, что Бродский тогда еще не знал о предстоящем отъезде, но уже чувствовал, насколько всеобъемлющей окажется пустота вокруг него, которую он будет заполнять стихами. И снова – кажущееся неприемлемым противопоставление будничности фактов и просторечности выражений с мифологизированным образом Данте и описанными им кругами Ада.

А в стихотворении «Колыбельная трескового мыса» (1975) перед читателем разворачивается полное иронии  описание реалий жизни в США.

[…] И надо

всем пылают во тьме, как на празднике Валтасара,

письмена "Кока-колы". В заросшем саду курзала

тихо журчит фонтан.

Здесь светящаяся вывеска «Кока-колы» уподобляется горящим письменам из библейской легенды о взятии Вавилона. Однако надпись, появившаяся на стене в легенде, была явленным чудом и предрекала смерть Валтасара и падение вавилонского царства. Тем более бессмысленными кажутся буквы на рекламном щите, которые венчают открывающуюся панораму.

Таким образом, можно заметить, что для современной мифопоэтики характерно непатетическое отношение к мифу.  И при совмещении понятий, обычно не используемых рядом, при сведении высокого и низкого к общему выводу, в том числе, при помощи иронии,  Бродский показывает всю глубину пропасти, разделяющей человека и систему, подчеркивает значимость свободы личности и конечность обстоятельств, достигает особой выразительности в создании поэтических образов и передаче культурных смыслов.

 
Поделись статьей с друзьями!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Яндекс.Метрика